Buy my art

забытое интервью

Cтарое интервью Д.Матковского газете Незавтракино начала 2000х.
Про рок в СССР середины 70х, Мануфактуру, Салтыкова, Кинчева и др.

публикуется не сначала:
ДМ: Как то в 90-ч мы услышали, что Петя Мамонов закодировался и не пьет, стал хорошим семьянином (кстати, каковым всегда и был) и бизнесменом. Паха сказал: “закодировали под бизнесмена”. Так ты имеешь ввиду, что скажут на это?
Р: Да.
ДМ: Ну что ж. Деньги – это вид энергии. Как звук или свет. Владеть этой энергией – благодать свыше. К сожалению, в современном мире бытует другая телега… думаю, что Дягилевых или Спилбергов сейчас в мире больше чем Моцартов.
Р: А что такое музыка?
ДМ: Искусство.
Р: так, а искусство?
ДМ: Во-первых, способ заработать. Если мало – то это underground, а если много то pop. Как Вы понимаете между этими двумя полюсами возможны вариации и перетекания из одного состояния  в другое.
Во вторых, Путь внутрь себя, открытие духовных сил плодом коих и является искусство. Но есть пути и более прямые.

Читать продолжение:

Р: Какие?
ДМ: Йога.
Р: Эта индийская телега?
ДМ: Права на йогу не приндалежат ни одной стране, расе или религии. Йога – это путь внутрь себя. Кстати мне недавно предложили преподавать один из аспектов Йоги –  Хатха здесь в Торонто, если у них срастется с помещением – Добро пожаловать!
Р: Спасибо, непременно…
ДМ: А что так без энтузиазма?
Р: Как с английским, прогрессируешь?
ДМ: Ты знаешь, я говорю по-английски с нашей первой поездки во Францию в 1988 году, но когда в превый раз 2 года назад набрал номер какой-то конторы, типа SIN Office, то чуть не заплакал.. сейча легче.
Р: Уже не плачешь?
ДМ: Нет.
Р: ОК. Так на чем мы остановились?
ДМ: Да, ни на чем.
Р: С чего для тебя начался русский рок, есть такой час, день, год?
ДМ:(Дмитрий Мaтковский): Именно русский с концерта “Машины Времени” в 1980 году. Это был официальная Москонцертовская помойка, наверное люди, которые были на их подпольных концертах имеют другое мнение, не знаю… в любом случае, их ранние песни типа “Куклы” мне не нравятся тоже, полный совок и даже спустя годы, когда Ж.Бичевская познакомила меня с Андреем, я предпочел не высказываться по поводу его музыкальных экзерсизов. Я думаю, что его группа, как и Градский, Самоцветы… оказали быстрее отрицательное влияние на развитие русского рока, нежели положительное. Уж лучше Алла Борисовна – она хоть честно всегда любила петь про полковников и для полковников, сейчас, правда все больше для под-полковника старается, но я ее уважаю.
Р: А рок вообще?
ДМ: В первый раз я услышал рок музыку в летом 1975 года: Elton John, Uriah Heep, YES, Genesis, Beatles, Led Zeppelin. Этот год был жутко урожайный и у меня была возможность услышать это в год выхода альбомов.
Р:Как?
ДМ: Знакомые фарсовщики + у друга отец знакомого ходил в загранку (т.е. был моряком дальнего плавания) и увлекался роком.
Р: А потом?
ДМ: В 1976 это побудило меня взять первые уроки гитары и я начал распевать “Там, где клен шумел…”
Р: Тааак…
ДМ: В 1976 я поступил в физико-математическую школу…
Р:Так поздно?
ДМ: Нет это уже был девятый класс. Это у нас была такая странная школа в Ленинграде. В этой школе были только 9 и 10 классы.
Р: Такая маленькая школа, типа этой кухни.
ДМ: Только в ней было 8 девятых и 8 десятых классов. Поэтому букв у классов не было. У меня был 9-5.
Р: Пятый значит отличный!
ДМ: Нет в пятый и шестой классы собрали самых сомнительных. Т.е. в эту школу был конкурс аттестатов и с трояками не брали, а сюда по блату могли попасть и с тройкой.
Р: Т.е. класс отребья.
ДМ: Типа да. Зато уж на любых спорт. соревнованиях или на танцах только наши 2 класса и соперничали.
Р: За девчонок? Или у вас такого и в помине не было.
ДМ: Девчонки-математики – это конечно люди специальные, но их так было мало, что за любых шла борьба. Зато у нас дур не было. Пусть лучше крокодил, но с которым в безлунную ночь есть о чем поговорить.
Р: Когда ты говоришь о школе чувствуется тепло, немногие могут похвастать этим.
ДМ: Да, я очень горжусь этим этапом моего образования. Ни предыдущие 8 лет обучения, ни последущие 5 в институте, не дали того базиса, который я получил в школе. Но первое впечатление было шоковое.
Школа переезжала в новое здание и нас, зачисленных, но еще незнакомых друг с другом (мы даже еще не были разделены на классы) молодых людей, “попросили” в обязательном порядке придти убирать школу и территорию. И вот в первый день мы стоим и ждем чего то, а двое людей жарко о чем то спорят и рисуют прутиком на земле. Их обступили другие ребята и с интересом наблюдают за происходящим. Я тоже сунулся, пролез через толпу и… каково же было мое изумление, когда я понял, что рисунки на земле – это физические формулы. Меня просто бросило в холодный пот и я отшатнулся от них, как старуха-процентщица от Раскольникова. В этот момент я и увидел Олега Скибу, видимо он переживал нечто подобное. Мы познакомились. Случайно оказались в одном классе, так и появилась на свет группа “Мануфактура”
Р: В таких случаях говорят “они сидели на одной парте”
ДМ: Он сидел за мной, а рядом с ним наш первый барабанщик.
Р: И с чего вы начали?
ДМ: В смысле?
Р: Что переигрывали, русское или иностранное?
ДМ: Этим то меня Олег и купил. Мы сразу начали со своих песен в своих оранжироваках. Конечно, мы еще долго изьяснялись терминами знакомыми всем русским рокерам, типа припев, как “Смог он зе вотер” или затем проходка типа “Винус энд Марс”. За редким заимствованием, типа цитат только свое.
Р: А кто писал текст.
ДМ: Олег пел на албанском
Р: Фарси?
ДМ: Не придуривайся, все знают что такое рыба или албанский.
Р: Для тех, кто еще в оцепенении поясним, что рыба или албанский это придуманные слова, фонетически похожие на английский.
ДМ: Текст, типа “Два самолета”
Р: Потом нескончаемые смены состава, пробы разных музыкантов, игра на танцах и т.д…
ДМ: Нет. Бог миловал. Первый наш концерт был на свадьбе моей сестры и мы не сыграли ни одной чужой песни. Состав тоже почти без изменений дошел до лета 1983 года, когда в предверии ухода в армию, я решил предпринять что-нибудь героическое.
Р: Ну, ну поподробнее пожалуйста.
ДМ: Участие в Рок Клубе подразумевало некоторые обязанности, в частности ежегодно избирался комитет по прослушиванию новых претендентов в Рок Клуб.
Р: Вот так даже…
ДМ: А ты думал приходи, бери чего хочешь, нет, все строго. А если без шуток, то во все комитеты входили люди из министерства культуры, а возможно и КГБ, мы не знаем, чья это вообще была идея создания Рок клуба в мятежном Пертограде. Легендарный Рок-Фестиваль в Тбилисе, говорят та же организация продюсировала… ну да мы отвлеклись. Так вот еще зимой 83-го на одном из таких прослушиваний неизвестной хард группы “Демокритов колодец”…
Р: Что это значит?
ДМ: Не знаю…я приметил очень класного певца. Договорится с ним не представляло труда, потому что в группе уже был певец и похоже этот грузин и был заводилой в этой банде. Еще в этой группе был очень класный гитарист и барабанщик. Гитарист мне был не нужен, а с барабанщиком я познакомился. Впоследствии я их сосватал Славе Задерию в “Алису”
Р: Ты и Костю ему сосватал?
ДМ: Нет, это они где-то в Москве слились в едином экстазе. Но Костю я тоже сосватал в другое место, но попозже.
Р: Что было дальше Мr. Сваха?
ДМ: Олег начал заниматься с Витькой Салтыковым…
Р: Учить петь?
ДМ: Как я понимаю Вите не хватало кругозора, общего кругозора, я имею в виду. Например я занимался с ним сценическим движением, если это можно так назвать, одевал его, теперь бы про меня сказали “он был его image maker”. Давали послушать разную музыку, а то он только слушал тяжелый рок и Битлз. Но в принципе это не так важно, потому что пел он ломово!
(отхлебывает из кружки)
Так прошли пару месяцев,  мы понимали, что нам нужны хорошие музыканты и поэтому я попросил помочь своего друга, который жил недалеко от меня и играл на саксофоне и хотя он собирался прослушиваться со “Странными Играми”, но вписался и с нами поиграть, его звали Алексей Рахов (в последствии: АВИА, Дедушки). А когда прослушивали его группу, я попросил познакомить меня с их барабанщиком, это был Сашка Кондрашкин, к этому времени он уже переиграл в десятке лучших групп Ленинграда включая Аквариум, но он сразу соглавился. Любил он это дело – поиграть, царство ему небесное. Да и после нас еще поучаствовал в АВИА, Джунгли, Текила Джаз, Охота Романтических Их… все не перечислить.
Р: А время поджимало.
ДМ: Не то слово. Только благодаря личным отношениям с нашим бессменным Председателем Рок клуба Колей Михайловым, нам удавалось несколько раз отсрочивать и переносить прослушиваня на фестиваль. По большому счету мы грянули вмести только за 2 недели до конкурсного концерта. Правда Володя Арбузов (из “Зеркало”) уже знал все партии и был очень сыгран с Кондрашкиным, они вместе занималить, но сделать прослушивание в последнюю неделю перед фестивалем было невозможно и по-сути дела нас взяли туда по демо пленке которую я дал Михайлову. Что-то магическое было в этой программе, потому что все согласились нас взять по этой пленке, может потому что все музыканты были известные и на виду. Чисто русская ситуация – неудобно было отказать, вот и взяли.
Р: Наверное просто групп в то время было еще не много.
ДМ: Я не помню цифры, но помоему в Рок клубе к тому времени было зарегистрировано 70-80 групп. И по крайней мере половина из них хотела поиграть на фестивале. Кстати поэтому он длился, если мне не изменяет память 3 дня по 2 концерта в день. Нас влепили куда-то в утро второго дня… но и на том спасибо.
Р: Т.е. некайфовое место.
ДМ: Как сказать, конечно внимание всех было направлено на Китов: Россияне, Аквариум, Мифы, Зеркало, Пикник…
Р: Пресса?
ДМ:Да, Пресса и т.д. Но зал-то был полон все концерты. Просто вечером зал был заполнен не на 100%, а на 120%.
Р: Когда ты понял, что вы выиграли?
ДМ: О каком выигрыше ты говоришь, мы просто хотели засветиться, довести до конца хоть что-то перед уходом в армию. Конечно я чувствовал некий ток между нами и залом, но программа была сделана как цельный спектакль без пауз для аплодисментов, и к тому же это был первый для меня концерт на большой сцене, как и для Олега и Вити. Я просто чувствовал, что залу понравилось, но ничего такого, эдакого и не могло бы произойти, представь себе ты приходишь в первый раз на группу и они тебе нравятся, что ты будешь фанатеть, свечкой махать?
Р: Да.
ДМ: Ну может тогда время было другое или люди. Вот что я помню так это плачущую Марину Капуро, я кого-то, может Лешку спросил, что с ней, а он мне говорит, “так ей же сейчас петь после нас…”  Вот это для меня был комплимент.
Р: Довели девушку до слез и рады! А когда ты встретился с Сергеем Рогожиным?
ДМ: Я его увидел на первом прослушивании “Аукцыона”  в Рок клубе. Приняли их сразу, даже и не обсуждали между собой, так это было очевидно, тем более это был зимний вечер и все торопились к Кондрашкину на день рождения. Ты же знаешь “только зазевайся… – и всё выпыли.”
Р: А кто придумал Цою эту кликуху “Рыбак”?
ДМ: Это читай у меня на сайте в разделе  Почитать
Р: Ты обещал рассказать куда ты вписал Кинчева? Меня это заинтриговало, куда же кроме Алисы его можно было вписать…?
ДМ: Придя из армии я был в поиске работы, чтобы поменьше работать, да побольше зарабатывать…
Р: Извечная проблема.
ДМ: Как то раз проходя мимо Ленфильма, его построили рядом с моим домом, натолкнулся на Лешу Рыбу, первого соавтора В.Цоя. Не думай, это не кличка, это фамилия, как Вишня.
Р: Леша Вишня.
ДМ: Да. Он и говорит: “…подавайся к нам на Ленфильм.”  В “нас” тогда , например входил Рыбин, сооснователь группы Кино и другие деятели Рок клуба того времени.
Р: В актеры значит…
ДМ: В грузчики, получают они больше, чем массовка, а работы меньше.
Так и началась моя карьера в кино. Потом уже был ассистент кинооператора, затем оператор. Сначала Ленфильм, потом Леннаучфильм, “болты в томате” снимали, а потом уж Лендокфильм, где сейчас студия у Аукцыона..
Р: Что, что? Болты в томате?
ДМ: Так назывались заказные рекламные ролики на производственную тему.
Р: Угу
ДМ: Там я и познакомился с молодым, только что окончившим ВГИК парнем, приписанным к Ленфильму по распределению.
Р: Тогда еще могли распределить на Ленфильм…
ДМ: На самом деле он был очень одаренный паренек. Я видел его дипломную рабому – это шедевр. Он никого не знал в Ленинграде и мы проводили много времени в разговорах, он обдумывал сценарий к своему первому полному метру и его звали Валерий Огородников. Фильм был про детдом, кражу и комсомол, подтекстом шел Фауст, тонкие материи и всякая раскольниковщина, в общем очень интересно и глубоко интеллигентно, но с элементами экшена, уже тогда!
И дернул меня черт затянуть в рок-тусовку… он так завелся, хочу говорит к комсомолу добавить антитезу в виде рока. Я ему и насоветовал всех, кто мне нравился: Алису, Аукцыон, Аквариум, Телевизор. Кинчев занял вторую главную роль.
Р: Ну и что же в этом плохого?
ДМ: А то, что кино получилось гавно. И рок выглядит совершенно по-пионерски и фильма нет, потому что Костя не заиграл под его руководством, его, Кинчева, даже пришлось переозвучивать профессиональным актером. Замечал?
Р: Нет.
ДМ: Пересмотри “Взломщика”.  Думаю, что если бы оставили настоящий голос Костя бы не смотрелся так плохо. Уверен, многие кто считают эту роль большой неудачей Кинчева и не подозривают, что это не его голос, а для певца голос больше, чем голос, это его все! Кстати, уверен, что Кинчев хороший актер, но вот это возбужденное состояние режисера передалось всем на картине включая Костю, единственно кого это не коснулось, так это исполнителя главной роли, маленького мальчика, кстати интересно как сложилась его жизнь после этого фильма, потому что сиграл он просто великолепно, как и актеры играющие его родителей.